А.И. Зоткина: «Считаю себя счастливым человеком»
16:42
11 декабря 2017

А.И. Зоткина: «Считаю себя счастливым человеком»

А.И. Зоткина: «Считаю себя счастливым человеком»

19 августа 90-летие со дня рождения отметит ветеран Трёхгорного Анна Ивановна Зоткина. Долгие годы работы она посвятила сфере городского образования

Ей интересно жить

Два ласковых зверя кошачьего роду-племени встречают меня на пороге квартиры Анны Ивановны. В глубине одной из комнат слышится собачий лай. С добродушной Лизой, похожей на рыжую лайку, я познакомлюсь чуть позже. Питомцы ухожены и явно обласканы хозяйкой. Получается, что совсем ей не в тягость. Сама квартира как-то неожиданно современна: прихожая поражает модерновой отделкой. Оказывается, у 90-летней хозяйки идёт косметическое обновление жилища. Да не абы какое, а, что называется, в духе современных трендов. Анна Ивановна с воодушевлением рассказывает, каким ещё её задумкам скоро предстоит воплотиться.

— Но ведь такой ремонт — сродни пожару. Он стольких сил требует! Откуда они у вас?

— Да, вот как-то находятся, — безмятежно улыбается юбилярша. — Потому что мне по-прежнему всё интересно в этом мире. Мне не всё равно, в какой квартире и с какой мебелью жить, какую одежду носить. Наряды тоже регулярно обновляю, потому что на людях часто бываю.

И это правда. Лишь совсем недавно Анна Ивановна отказалась от обязанностей председателя ветеранской организации школы № 111, но при этом продолжает (!) активничать в Городском Совете ветеранов, возглавлять первичный комитет вдов умерших участников войны, где 120 человек. Равноценной замены ей всё ещё не находится. Из дальнейшей беседы узнаю, что круг интересов юбилярши по-прежнему широк. В него входит и рукоделье. Подаренная мне прихватка, выполненная в технике пэчворк (лоскутное шитьё), поразила тонкостью работы. С садовым участком Анна Ивановна рассталась всего года три назад, а до той поры в нём, на зависть соседям, царил идеальный порядок. Да… Всем бы такую старость. Подумала, и как-то даже неловко стало: не стыкуется это понятие с Зоткиной.

Верь в хорошее, и всё получится

А ведь были времена, когда она молила Господа, чтоб не забирал её, пока дочке не исполнится хотя бы 18. На то были свои, довольно печальные обстоятельства. В 1949 году Анна Нескородова стала Зоткиной: будучи студенткой 4 курса Томского педагогического университета, вышла замуж за парня из параллельного класса. Тот, кстати, так и не получил аттестат о среднем образовании: в старших классах на уроках был редким гостем, всё больше с друзьями тусовался. За ум будущий супруг Анны Ивановны взялся лишь, вернувшись с фронта. Закончил сначала техникум, а потом и престижный кредитно-финансовый институт в Томске. Многие жители Трёхгорного помнят Петра Макаровича Зоткина как управляющего Сбербанком (умер в 1992 году). Хороший финансист получился из бывшего нерадивого школьника.

Сразу оговорюсь, что отступления подобного рода будут появляться и дальше. Уж очень интересные персонажи вплетены в жизненную канву моей героини. Не упомянуть о них, хотя бы вскользь, было бы непростительно. Возвращаюсь к тому грустному моменту. Ровно через год после свадьбы в молодой семье родился сын. Только вот прожить ему суждено было лишь 7 месяцев: болезнь унесла. В ожидании следующего ребёнка прошли долгие 12 лет. Пока не появилась на свет дочка Света. Маме-Ане на тот момент было 36. Ей собственный возраст представлялся солидным. Отсюда и просьбы к Всевышнему — дать возможность довести дочку хотя бы до совершеннолетия. Думала ли она тогда, что не просто доведёт, но и выучит, выдаст замуж, дождётся двоих внуков (Артём и Аня), а потом и правнуков — уже второй на подходе!

Активное долголетие считается подарком судьбы. Подарок подарком, но и сам человек тому способствует или наоборот. «Жизнь — это движение». Сказанное мудрецом Аристотелем считается уже аксиомой. Анна Ивановна — ярчайшее тому подтверждение. Не довелось ей расти в богатстве и неге, трудным было детство. Впрочем, как и юность.

От них и радостно, и грустно

Речь — о воспоминаниях, таких разных. Росла Аня в селе Волчиха Алтайского края вместе с десятью своими братьями и сёстрами. И сегодня-то попробуй, прокорми 11 детских ртов, а тогда… Вот и жили своим хозяйством, чтоб не голодать. Детвора с малолетства на подворье работала. У каждого — свои обязанности, плюс — «персональные» подшефные грядки в огороде, да воды натаскать требовалось. Доставать воду с помощью колодезного ворота было ох как непросто. У мужчин руки уставали, а тут дитё шестилетнее. Мать накажет: носите понемногу. Да куда там! Ведь и с подружками побегать хочется, а по негласному закону гулять не дозволялось, пока с домашними делами не управишься. Вот и торопились, таскали почти по целому ведру.

Зоткина2

Мама А.И. Зоткиной

—  В детстве, бывало, проснёшься ранним утром (спали кто на полатях, кто на топчане, кто на печке), а в избе уже натоплено, едой пахнет и полы помыты. Думаешь, а когда же мама спит? Родителям отдыхать было некогда. Из ранних школьных лет запомнился такой эпизод: купили мне сандалии, вот радость-то! А мама наказывает: «Ты, доча, до школы беги босиком (через лес дорога шла), а перед входом в здание ножки отряхни и обуйся». Была у мамы единственная парадная юбка (в ней она на фото. — Прим. авт.), так и ту она, поносив, отдала мне на сарафан. Помню, мы очень любили болеть. Столько тебе внимания! Мама доставала из своих неприкосновенных запасов конфеты-подушечки, которые мы звали «голожопками», ублажала больного ребёнка.

Рассматривая маленькую Аню на пожелтевших семейных фотографиях, я отметила забавную вещь: она непременно украшала свой незатейливый наряд то брошкой, то бусами, то бантиком. «Вон, оказывается, когда зародилась моя страсть к бижутерии», — смеясь, сама для себя сделала открытие Анна Ивановна. Тяга к красивому в этой семье, видать, поощрялась.

Зоткина8

Аня (справа) со страшим братом (в войну он провал без вести) и сестрой

Чёрные следы лихолетья

Росла детвора у Нескородовых самостоятельной, хозяйственной, по-другому и быть не могло. Вот только не всем довелось выжить: болезни брали своё (свирепствовали разные эпидемии). К началу войны (1941 г.) осталось только 8 ребятишек, а к окончанию — и того меньше. Но об этом — чуть позже. Пока же ещё одно отступление, о младшем из двух оставшихся братьев — Геннадии (старше Анны лет на 5). Пацан всегда стремился прилично выглядеть. Собственно этим он и привлёк моё внимание, когда я рассматривала семейный фотоальбом. Стоит мальчишка-подросток в «подстреленных» штанишках, простенькой рубашечке, но… при галстуке! Геннадий с 13 лет уже начал сам зарабатывать и первым делом приобрёл себе щёгольский наряд. Найдите, как говорится, 10 отличий. Судьба у парнишки оказалась короткой и печальной. Уйдя на фронт в 19 лет добровольцем, он погиб уже 28 декабря 1941 года. Отец семейства, Иван Николаевич Нескородов, неожиданно и серьёзно заболел перед самой войной. О гибели сына ему узнать не довелось, сам он скоропостижно умер чуть раньше — 14 декабря 1941 года. Не вернулся с фронта и второй старший брат, Иван, — в 1944 году он пропал без вести. Мама, Пелагея Егоровна, из последних сил сохраняла детей в голодные военные годы: работала на износ, несла на рынок всё, что можно было обменять на продукты. Но трёх дочек уберечь так и не смогла. В том же, 1944-м, она сама скончалась от голода и непосильного труда. Выжили только они, три сестрёнки — всё, что осталось от большой семьи.

Зоткина6 copy

Отец А.И. Зоткиной (в центре)

О трудовой «повинности» школьников

Ане тоже крепко доставалось: сентябрь и октябрь старшеклассники посвящали не учёбе, а работе в поле. Уборка зерна проходила в авральном режиме, не хватало людей. Девчонкам было поручено подавать снопы в приёмный барабан молотилки. Солому, которую изрыгала молотилка, надо было очень быстро собирать, иначе она вырастала на глазах высокой пирамидой. Эту непростую работу выполняли мальчишки.
С наступлением темноты, поев наваристых щей (сытная еда была единственной наградой за труд), ребята валились от усталости прямо в солому, тут же засыпая, чтобы утром без промедления продолжить уборку. Бывало, через несколько часов их снова будил бригадир (мужчина, лишившийся на фронте руки и ноги), просил: смотрите, как стало светло от луны, может, ещё поработаем? Чаще всего соглашались… Позже Аню и её одноклассников отправили на солепромысел. Объяснили, что соль нужна не только как пищевой продукт, но и как сырьё для военной промышленности. По колено в воде они швабрами сгребали соль в бурты. Через 20 дней почти у каждого на ногах образовались язвы, которые нестерпимо болели. На работу в поле возвращались почти как на праздник: на фоне соледобычи она уже не казалось адской.

Постарайтесь вернуться назад

Кажется, что известная песня — о её мальчишках-одноклассниках. Булат Окуджава будто в их селе подглядел сцену прощания с парнями, мобилизованными на фронт. Они усаживались на телегу с шутками-прибаутками (до ближайшей железнодорожной станции — 100 км), будто не понимали, куда едут. Плакали матери, сёстры, подружки, учителя, а будущие бойцы только лихо выбрасывали вверх свои фуражки. Девчонки, всматриваясь в удаляющуюся телегу, угадывали, чей головной убор взметнулся в этот раз, и молились про себя: вернитесь живыми! Удалось это далеко не всем…

Зоткина5

Один из братьев. Погиб на войне

Героиня своего времени

По биографиям людей поколения Зоткиной можно изучать историю всей страны. Сама Анна Ивановна помнит многие знаковые этапы: например, как менялись в их избе осветительные «приборы». Начиналось всё с лучины, потом была керосиновая лампа, позже — лампочка Ильича. Советские фильмы хорошо отразили моменты появления в деревнях таких диковинок, как радио. И в Волчихе люди так же стояли у столба с непонятной тарелкой, сомневаясь, что она заговорит. Дед Анны Ивановны уверял, что там сидит дьявол, а иначе, откуда голосу взяться? Ещё большим событием стало появление в деревне примерно в 1929 году трактора, через год — грузовика ЗИЛа. Чуть позже даже самолёт залетел к деревенским жителям. Лётчик тогда покатал на нём самых отчаянных смельчаков. Эти яркие события не стёрлись из памяти юбилярши до сих пор.

Учительство

Быть педагогом Анне Ивановне, видать, на роду, было написано. Сразу после 10 класса ей доверили обучать первоклашек. Выпустив их из начальной школы, она вознамерилась было обмануть судьбу и поступила в политехнический вуз. Но отучившись лишь семестр, перевелась в педагогический университет, на геофак, сумев досдать профильные предметы и не потерять время. Тогда она ещё не знала, что будет не просто учительствовать в своей родной школе, но и работать в ней завучем, а потом и директором. В закрытый Златоуст-20 супруги Зоткины приехали в 1966 году, Анна Ивановна — в качестве директора вечерней школы. Затем была завучем 112-й школы, инспектором гороно, заведующей городским отделом народного образования, учителем географии и биологии во вспомогательной школе № 111.

Как последняя любовь

Эта, последняя страница в трудовой биографии моей героини, пожалуй, требует особого рассказа. С какой теплотой вспоминала Анна Ивановна годы работы (почти 20 лет, вплоть до 2001 года) в стенах школы-интерната № 111. Не самые умные дети? Возможно, но зато какие благодарные, откликаются на любое проявление заботы и доброты, сколько в них трудолюбия, старательности. Надо только найти правильный подход. Ведь вместе с этими детками была полностью озеленена территория школы. Берёзовые, рябиновые аллеи — дело рук тех самых «проблемных» детей. А мощные тополя вблизи здания школы — результат их общего эксперимента: ребята ставили в бутылки с водой простые веточки, когда те давали корешки, их просто втыкали в землю. Вырастут, не вырастут? Всего более сотни деревьям были даны жизни. С большим удовольствием её воспитанники трудились на пришкольном участке, охотно посещали кабинет биологии, видеоклуб «С любовью к природе», ставили замечательные спектакли, сами готовили декорации. И среди коллег у Анны Ивановны было немало единомышленников: Рэма Фёдоровна Кузнецова, Владимир Николаевич Грудцын, Юрий Иванович Смоленцев и многие другие. Особенно хорошо ей работалось в эти годы.

Везде — на своём месте

Трудоголик по натуре, Анна Ивановна везде приходилась ко двору, всегда соответствовала требованиям времени. Переход на кабинетную систему, выполнение закона о всеобуче, решение кадровых проблем с вводом школ-новостроек, социальная помощь трудным семьям, кружковая работа, пропагандистская (лектор общества «Знание), общественная (секретарь парторганизации). Дважды избиралась она депутатом: сначала сельсовета (на Алтае, 1960 г.), потом — городского Совета Златоуста-36 (1975 г.), делегировалась на областной и Всероссийский съезды учителей. Перечислять можно и дальше. Каждый жизненный этап проходил под негласным девизом «Даёшь решение новых задач!». О том, как справлялась наша героиня с ними, говорит целая папка с Почётными грамотами, Благодарственными письмами и прочими наградами, в числе которых имеются и медали, да сплошь исписанная благодарностями трудовая книжка. Но больше всего меня поразил тот факт, что Премию главы города первой степени(!) Анне Ивановне Зоткиной вручали три года назад. То есть, когда ей было уже 87. Всякому ли по плечу в таком возрасте отличиться в общественно-полезных делах настолько, чтобы удостоиться подобной чести? Она искренне считает себя счастливым человеком и не сомневается, что способна принести ставшему родным городу ещё немало пользы. Добра и долголетия Вам, Анна Ивановна!

Татьяна Лебедева

Фото из архива А.И. Зоткиной

материал опубликован в газете “Спектр” № 63 от 18 августа 2016 г.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.