Анатолий Варданян: «Идите на вопрос! Не отсиживайтесь!» 65-летию Анатолия Арташевича Варданяна посвящается...
11:49
18 октября 2017

Анатолий Варданян: «Идите на вопрос! Не отсиживайтесь!» 65-летию Анатолия Арташевича Варданяна посвящается…

Анатолий Варданян: «Идите на вопрос! Не отсиживайтесь!» 65-летию Анатолия Арташевича Варданяна посвящается…

1

Вы знаете Варданяна? Нет? Значит, вы никогда не жили в нашем городе. Или прибыли сюда на днях. Варданяна в нашем городе знают все! Впрочем, не только в Трёхгорном. Инженер Анатолий Варданян — один из ведущих специалистов ядерно-оружейного комплекса. Его имя известно атомщикам «от Москвы до самых до окраин».

А еще Варданян — это начальник, о котором подчинённые даже «за глаза» говорят только хорошее. Спросите о нём любого заводчанина, и лицо человека в один момент преобразится, и без тени иронии он вам скажет: «Уважаю Варданяна. Редкий человек наш технический директор». Думаете, так не бывает? Бывает!

В общем, Варданян — это почти человек-легенда, «концентрат» силы воли, интеллекта и порядочности. Кажется, он прямиком вышел из фильмов режиссеров — шестидесятников, воспевавших техническую интеллигенцию в эпоху освоения космоса и приручения атомной энергии. В глазах — работа мысли. В движениях — энергия двадцатилетнего: собранность сжатой до предела пружины, готовность немедленно отреагировать на новые вызовы. В словах — та самая «простота мудреца», рождающаяся после долгих лет напряженной умственной работы и постоянного поиска решений, за которые отвечаешь головой. И, если вы не знаете Варданяна, имейте в виду, мимо вас прошла часть истории города, которой вы могли бы годиться.

Как прожить сорок лет в сумасшедшем рабочем ритме и остаться жадным до знаний? Как не перегореть и сохранить любовь к жизни, веру в людей и дружеское плечо? Где корни этого характера? В грустных и прекрасных мотивах далекой Армении? В генах предков из деревеньки у озера Севан? В ритме строек первых атомных городов? В мозговых штурмах конструкторских бюро? В семье? Где?!

Все это я пыталась понять, разговаривая с техническим директором ФГУП «ПСЗ» Анатолием Варданяном, его коллегами и друзьями.

 

Геннадий Комаров, генеральный директор ФГУП «ПСЗ»:

— В жизни каждого человека бывает такая встреча, которую обычно называют «судьбоносной». Именно таким было для меня знакомство с Анатолием Арташевичем. Случилось это 20 лет назад. За эти годы мы не один «пуд соли» съели вместе. Он работал на ПСЗ, а я — в РФЯЦ-ВНИИЭФ. Пересекаясь в работе отраслевых комиссий, вместе решали всевозможные производственные задачи. Варданян — это настолько уважаемый в Трёхгорном и за его пределами человек, что когда встал вопрос о выборе старейшины совета главных инженеров предприятий ЯОК, не сговариваясь, все проголосовали за Анатолия Арташевича. Его авторитет в профессиональной среде непререкаем! Сейчас он возглавляет «клан» главных инженеров ядерно-оружейного комплекса. Он завоевал это признание коллег своим отношением к делу.

Я горжусь тем, что у меня есть такой друг и соратник. Сегодняшний «взлёт» предприятия — это во многом заслуга Варданяна: результат очень точных, нацеленных на перспективу, решений руководства ПСЗ в 90-е годы. Я видел, как завод борется за своё будущее, как упрямо и смело ищет новые направления развития производства. Варданян всегда умел брать ответственность на себя, прекрасно понимая, что от этих решений зависит судьба города, завода, тысяч людей… Способность к таким поступкам — удел мужественных людей. Я аплодирую вам, Анатолий Арташевич!

 

Евгений Сычёв, глава города Трёхгорного:

— Анатолий Варданян — один из «китов», на которых уже несколько десятилетий подряд держится градообразующее предприятие Трёхгорного. В нём удивительным образом сочетаются мудрость теоретика и смекалка практика. Он всегда чувствует личную ответственность за всё, что происходит на заводе. Я никогда не встречал человека, обладающего таким же чутьём на правильные решения, как Варданян. У него я учился умению искать нестандартные подходы к решению самых сложных проблем, не отказываться от работы, которая кажется невыполнимой. И отношению к людям я тоже учился у него. Он умеет общаться на равных и с руководителями, и с рядовым рабочим. Никто из нас никогда не слышал покровительственных ноток в его голосе, не видел высокомерия.

Горжусь тем, что когда-то наше знакомство с Анатолием Арташевичем переросло в дружбу. Горжусь, что живу в одном городе с таким человеком!

 

Биографическая справка

А.А. Варданян — технический директор ФГУП «ПСЗ». Родился в Озёрске. Окончил ЧПИ. С 1972 по 1975 годы работал на УралАЗе. С 1975 года — инженер-технолог ПСЗ, старший инженер, руководитель группы, заместитель начальника цеха, заместитель главного конструктора, главный конструктор, технический директор ФГУП «ПСЗ». Награжден: медалью Минобороны РФ «За заслуги в ядерном обеспечении», знаками: «Ударник XI пятилетки», «Победитель соцсоревнования», «Ветеран атомной энергетики и промышленности», «Е.П. Славский»). Кавалер ордена Почёта, лауреат премии Правительства РФ в области науки и техники за разработку и освоение производства новых образцов специальной техники.

«Пошли мне, Господи, терпения, но только очень, очень быстро!».

Анатолий Варданян:

«Жить, покоем дорожа, — пресно, тускло, простоквашно; чтоб душа была свежа, надо делать то, что страшно». Это стихи Игоря Губермана— «поэзия с крутым нравом и горячим сердцем». Так её называют. Моя настольная книга сейчас. Товарищ посоветовал перечитать. Вот я открываю на любой странице, и обязательно подвернутся в этих четверостишьях настроение или ситуация, которые созвучны твоему настрою.

 — Интересно, каким этот настрой бывает чаще всего?

— Если говорить о работе, то примерно таким: «Во мне — то булькает кипение, то прямо в порох брызжет искра; пошли мне, Господи, терпения, но только очень, очень быстро!».

 — Судя по отзывам ваших коллег, терпение вам Господь послал недюжинное! Кстати, что должно случиться, чтобы наконец- то отлегло от сердца, и наступил тот самый «миг счастья»? В какие моменты вы бываете довольны собой и другими?

— Такое случается, когда завершаешь сложную работу. Гособоронзаказ для нас — это святое. Не всегда дело идёт гладко, но когда результат получен, появляется приятное чувство победителя над обстоятельствами: «Мы — молодцы! Мы справились! Мы большое дело сделали!». И вот такие минуты греют душу и дают новую энергию.

У меня, кстати, вон там, в шкафу, лежат свидетели таких моментов. Две авторучки. Ими в разное время были подписаны акты приёмки изготовленной нами продукции. Эти предметы — очевидцы двух серьёзнейших этапов в истории завода.

Но даже в напряжённые моменты я никогда не разочаровывался в своем деле. И, наверное, без этой сложной работы я бы не смог. Как- то уже привык к вечной сдаче экзаменов по жизненному «сопромату»!

А счастье? Семья и общение с внучками делают меня счастливым.

 Выбор

— В какой период жизни хотелось бы вернуться, если бы представилась такая возможность? Пережить все заново…

— Нет, пожалуй, пережить ещё раз то, что пройдено, я бы не хотел. Что было, то было. Прошло! Но мысленно я иногда возвращаюсь в прошлое. Мои родители познакомились в 1948 году в Озёрске. Папа — военный. Он после Великой Отечественной и войны с Японией был переведен из Сибири, где служил, в закрытый город. А мама была направлена туда же по комсомольскому набору. В 1949 году они поженились. Через год родился я. А уже в 1952 году родители приехали сюда. Отец прибыл с первым эшелоном строителей на станцию Красная горка. Жили родители, как и все, в Василовке. А в 1955 перебрались в Златоуст-36.

Первые детские впечатления — бараки, клуб имени 35-летия ВЛКСМ, расхлябанные дороги… И чудо превращения тайги в город происходило на моих глазах! Таким сегодняшний Трёхгорный можно увидеть только на фотографиях, а в моей памяти всё это живёт. Главные воспоминания о детстве связаны, конечно, с родителями. У них было много хороших друзей. Вот эта атмосфера любви, тепла, радости — главное ощущение тех лет. Отец служил в воинской части. Мама работала долгие годы в отделе рабочего снабжения.

Окончил 112-ую школу в 1967 году и поступил в ЧПИ. Учился неплохо, но, прямо скажем, без особого фанатизма. Для молодого человека — это нормально. Столько всего интересного, что бывает сложно сосредоточить свою жизнь только на конспектах. В это же время познакомился с будущей женой. Она училась в педагогическом институте. На четвертом курсе нас, семерых студентов ЧПИ, пригласили на практику на Уральский автомобильный завод. У меня же специальность — инженер-механик, конструктор автомобилей. Там и диплом защищал. Три года отработал инженером-конструктором СКБ. Мы занимались плавающими автомобилями для армии. Это было совершенно новое направление в то время. Невероятно интересная работа досталась!

Но туманные перспективы в решении жилищного вопроса заставили задуматься о переезде. Я уже был семейным человеком, у нас родился сын. Вернулся в Златоуст -36. Поселились с родителями. Три месяца ждал вызова на завод. Переживал, не понимал, почему так долго? Я тогда ещё не знал об особенностях трудоустройства на режимный объект. Когда, наконец, пригласили на ПСЗ, меня встретил заместитель директора по кадрам Виктор Васильевич Кузнецов (только потом я оценил значение такого приёма). Он долго со мной беседовал, пытался понять: кто я, что я, что умею, что нравится делать.

Позже состоялась встреча с главным технологом Е.К. Андрияшиным. Он предложил мне несколько вариантов, и я выбрал работу конструктора по технологическому оснащению. Хотя, честно говоря, мне хотелось чего-то большего, другого… И эта мечта осуществилась.

Я попал в группу общей сборки, которой руководил И.Н. Вотяков, оказавшись в этой команде самым молодым инженером. Но коллеги отнеслись ко мне с большим уважением. Никогда не забуду этой поддержки. Молодым специалистам очень нужен рядом человек, который поможет им расти. А на ПСЗ всегда прислушивались к мнению молодых. Во всяком случае, мне везло на таких руководителей.

 

— Какое событие, связанное с работой на ПСЗ, вы могли бы назвать для себя ключевым, переломным моментом своей жизни?

— Одно из таких событий произошло через несколько дней после устройства на завод, когда меня знакомили с предстоящим фронтом работ. Вспоминаю этот момент, и до сих пор дыхание перехватывает… Получаю пакет документов, разворачиваю чертёж и вижу надпись «изделие такое – то». «Вот я попал в историю!», — думаю. Но «попал» — в хорошем смысле. Мне доверили такое дело, о котором я даже мечтать не мог! Так началась моя профессиональная карьера на ПСЗ. Кстати, сейчас фрагмент этого «изделия», над которым я работал когда- то, находится в заводском музее.

Сорок лет я связан с нашим предприятием, и не было за это время минуты, когда бы я пожалел о сделанном выборе.

 Профессия

— В советское время инженеры были элитой общества. А сегодня? Есть ли сейчас та «питательная» для развития интеллекта среда, которая рождает талантливых изобретателей?

—Есть ощущение, что формируется новый пласт специалистов-технарей. Интерес к профессии инженера растет. Этот процесс, как председатель экзаменационной комиссии ТТИ НИЯУ МИФИ, я наблюдаю уже лет пять — семь. Возможно, всплеск интереса связан с политикой государства. Стране снова понадобились инженеры.

 — Как вы отличаете плохого инженера от хорошего?

— Если у человека есть идеи (пусть даже ему не хватает опыта или знаний), стремление чего-то добиться, способность довести дело до ума — это хороший инженер. Если этого нет — дело плохо.

Я вспоминаю, как когда-то нам, молодым инженерам, главный технолог Петр Александрович Кузнецов говорил: «Идите на вопрос! Не отсиживайтесь! Всё равно задачу надо решать! Берите инициативу на себя и вперёд!».

Каждый годя знакомлюсь с двумя — тремя десятками молодых инженеров. После года стажировки на ПСЗ они рассказывают нам о том, что за это время сделали, знакомят со своими идеями. Что я вижу, глядя на новое поколение инженеров? Они все — разные! А объединяет их одно — блеск в глазах! Интерес к профессии!

Кстати, ПСЗ сегодня — одно из самых молодых предприятий отрасли, если говорить о возрасте сотрудников. И уже через несколько лет эти ребята проявят себя.

Какой бы совет вы дали сейчас, с высоты прожитых лет, самому себе, инженеру Варданяну?

— Несмотря на то, что в ЧПИ нам давали фундаментальные знания в самых разных областях, я чувствовал, что не хватает знаний по электромеханике. И надо было бы получить второе техническое образование… Но не случилось.

 — А изобретения? Наверняка мечтали создать нечто такое, чего ещё никто не изобретал?

— Жизнь предвосхитила мои ожидания. Я уже говорил, что судьба выдала мне возможность заниматься тем, о чем даже мечтать не мог! Но если вернуться на сорок лет назад…

Когда работал в СГТ, у меня были изобретения. Специалисты институтов Сарова и Снежинска убеждали, что нужно писать кандидатскую диссертацию: «У вас такая работа! Вам нужно заниматься этой темой всерьёз». Но всегда не хватало времени. А, наверное, надо было это сделать…

Конечно, какие-то идеи бродили в голове всегда. Но, как инженер, в те годы, я даже представить себе не мог, насколько продвинутся технологии за сорок лет! Что мобильный телефон и интернет станут объективной реальностью для каждого! И сегодня просто невозможно предсказать, что ждёт человечество там, за горизонтом следующих десяти — двадцати лет. А вообще, в развитии инженерной мысли я выделяю для себя несколько ключевых этапов: изобретение часов, появление двигателя внутреннего сгорания, создание ракетного двигателя, разработки в области связи.

 — Кто главнее на производстве: инженер или рабочий? Инженер, конечно, генератор идей, но воплощением «мыслеформ» изобретателя в жизнь занимается рядовой токарь. Нет ли конфронтации между вами в этом плане? Или этот вопрос — из разряда вечных философских размышлений о «первичном» и «вторичном»?

— Конечно, такое негласное соперничество есть. Но, как вы заметили, этот спор между теоретиками и практиками всегда был и будет. Одну и ту же деталь инженер и токарь видят по-разному. И очень важно уметь «соавторам» продукции слышать друг друга, находить самый оптимальный вариант решения задачи. Ведь и те, и другие делают часть общего дела. Друг без друга им — никак! Меня вот сейчас поставь к станку, я не знаю, какую кнопку нажать! А среди рабочих ПСЗ есть такие виртуозы, которых никем не заменишь!

 — Судя по решениям, которые принимались вами в разные годы, вы научились определять состояние огромного производственного механизма по едва заметным для других признакам. Так бывает, когда человек срастается с любимым делом: душой, мыслями… Что сегодня говорит вам ваша интуиция? «Золотой век» предприятия уже миновал, или все ещё впереди?

— Да, я видел завод в разные периоды его истории. Первый взлет ПСЗ переживал в 70-е, 80-е годы. Работы становилось всё больше и больше. Мы осваивали новые технологии и процессы, завод развивался. А потом были 90-е годы. Самые тяжёлые для завода времена. К счастью, руководству ПСЗ, Александру Васильевичу Долинину и Александру Дмитриевичу Попову, удалось тогда сохранить и коллектив, и производство.

А вот с 2008 — 2009 годов завод вступил, можно сказать, в эпоху ренессанса. Те планы по развитию завода, которые мы вынашивали не один год, сейчас воплощаются в жизнь. И есть ощущение, что «золотой век» нашего предприятия — впереди.

 

«Кодекс чести»

— Честно говоря, никогда не видела начальника, о котором бы все говорили только хорошее. Скажите, у вас есть особый метод воздействия на людей? Чем пользуетесь: «кнутом» или «пряником»?

— Скорее, «пряником», методом убеждения. Думаю, управленец должен использовать именно такой подход к своим подчиненным. Иной раз я корю себя за излишнюю вспыльчивость. «Кнут» можно применить в сложной ситуации раз или два, а потом эта мера перестает действовать. Очень важно, когда руководитель ведет диалог с подчиненными на равных, чувствует в них, прежде всего, своих коллег.

Уважение должно быть к другому человеку: прав он или не прав. Мне по душе люди, которые способны отстаивать личную точку зрения, биться за свое решение, брать на себя ответственность. Вот таких людей я уважаю.

Не смогу, наверное, «переварить» только подлости. Разные бывали ситуации. Иногда знаешь человека много лет, а потом он открывается с другой стороны… Но, к счастью, с таким явлением мне почти не приходилось сталкиваться.

Не люблю равнодушного отношения к делу. Не приемлю людей, которым все безразлично: «Не получилось, ну и ладно!». Нельзя так поступать! Ни при каких обстоятельствах! Ведь способность оценивать события, реагировать на плохое и хорошее и даёт нам право называть себя людьми.

 — Вы когда-нибудь отдыхаете? Время для себя и семьи остается?

— Отдыхаю. С женой, внучками… Раньше путешествовали всей семьей на машине. Исколесили полстраны! Было время, когда увлекался охотой. А лет пятнадцать назад забросил это дело совсем. Начал ловить себя на мысли, что не могу выстрелить в живое существо. Переоценка ценностей произошла сама собой. Без видимых причин.

Кстати, очень любим вместе с женой читать вечерами. Недавно заново открыли для себя Салтыкова–Щедрина. Читали Михаила Евграфовича и поражались: «Ведь про нас написано! Всё — про нас!». Буду перечитывать.

 — Главное правило вашего личного «кодекса чести».

— Быть честным перед самим собой.

 — Главный совет для тех, кто хотел бы прожить свою жизнь так, чтобы не было потом «мучительно больно».

— Идите на вопрос! Не отсиживайтесь! Вот вы спрашивали, в какие моменты жизни хотелось бы вернуться… Вернуться, чтобы что-то изменить? Нет. Я бы ничего не стал менять в своём прошлом. Мне кажется, там всё было последовательно, закономерно… Один этап становился трамплином в следующий… И я очень благодарен судьбе, что именно так она позволила прожить мне мою жизнь. Как заметил все тот же Губерман: «Вовлекаясь во множество дел, не мечись, как по джунглям ботаник, не горюй, что не всюду успел, — может, ты опоздал на «Титаник».

Наталья Исакова

Фото: Александр Еремин

 

Комментариев: 1

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.