Как живёшь, Артём? | Сайт Телерадиокомпании «ТВС» г. Трехгорный
23:27
15 ноября 2018

Как живёшь, Артём?

Как живёшь, Артём?
Артем вернулся домой с реабилитации

Возвращаться к некогда написанному, к героям со сложной судьбой — этой традиции газета «Спектр» старается не изменять. Сегодня мы побываем в гостях у прикованного к креслу Артёма Волобуева.

На пороге квартиры вместе с хозяйкой меня встречает Чупа — пушистый белый кот с пёстрыми пятнами. Решительно подходит и трётся о ноги.

— Сейчас будет приставать, чтоб погладили, — улыбается хозяйка дома — Светлана Волобуева.

Так оно и случилось. Чупа устроился рядышком на диване и упёрся в меня вопросительным взглядом: мол, когда приступишь? А я не против, кошки — моя стихия. Только, Чупа, не ради тебя я сюда пришла. Так что на исключительное внимание не претендуй. Позволь поздороваться с твоим хозяином — Артёмом.

Ведь это он лет 13 назад котёнком привёл тебя в этот дом. Сегодня ты, Чупа, хоть и в преклонном уже возрасте, но вполне самостоятельное существо: сам ешь-пьёшь, нужду в правильном месте справляешь, под настроение ещё и поиграть не прочь. А Артёму твоему повезло меньше: ему без посторонней помощи никак…

Шесть лет назад …

14 сентября 2012 года 17-летний попал Артём на своём скутере в аварию, с тех пор и он сам, и близкие родные пребывают в постоянной борьбе с его недугом в виде тяжёлой травмы головного мозга. Диагноз лучше не озвучивать: слишком там всё мудрёно. Да и ни к чему? Достаточно сказать, что состояние парня врачи оценивали как вегетативное. Затем была череда сложных операций, скитания по самым разным клиникам, в том числе и весьма дорогим, но положительные сдвиги всё не наступали.

— Спасибо, что люди не оставили нас тогда один на один с бедой, стали помогать, собирать деньги на лечение. Подключились все родственники, мы продали, что могли, так потихоньку и наскребали средства для реабилитации. Из всех нас едва ли не больше других верил в восстановление Артёма папа, — рассказывает Светлана. — Это он усадил сына на специальный тренажёр и упорно с ним занимался. Вообще его помощь в быту с больным ребёнком была неоценима…

Беда пришла откуда не ждали

Говорить о муже в прошлом времени Светлане сложно, но от реалий не скроешься: нет больше у Артёма папы. Заботясь о здоровье сыночка, он меньше всего думал о своём. Ему казалось, что этого «добра» ему отмеряно на тысячу лет вперёд: сроду ни на что не жаловался. Язвенная болезнь  пищевода подкралась незаметно, скрутила быстро и бесповоротно. До сих пор не оставляет Светлану мысль: будь я в тот момент рядом, всё могло бы закончиться по-другому. Только чего уж теперь гадать, изводить себя пустыми раскаяниями. Они с Артёмом, когда узнали о трагедии, тут же прервали очередной курс лечения, помчались в родной Трёхгорный. На похороны…

Папа Роберт и Артем родились в один день — 11 декабря

Одна за всё в ответе

Это и было самым страшным — одной справиться с грузом навалившихся проблем казалось просто немыслимым. Конечно, не оставлял (и не оставляет) Светлану без помощи старший сын, проживающий в Челябинске, старенькая мама, жертвующая свою пенсию на нужды внуку Артёма, другие родственники, друзья и просто сочувствующие люди. Но постоянная, ежеминутная забота о взрослом, но беспомощном сыне остаётся исключительно её обязанностью.

Предложение — на время устроить сына в Дом инвалидов — Светлана в своё время и обсуждать не стала, хотя понимала, что Г.А. Новикова (тогдашний директор заведения) хотела хоть немного облегчить ей жизнь. Семья, лишившаяся своей главной опоры, вопреки скепсису многих, не изменила взятому когда-то курсу — на восстановление. Артёма.

То, что надежда в их случае умрёт последней, видно невооружённым взглядом: Светлана (вопреки ожиданиям), пребывает в ровном, позитивном настроении. Никакого тебе заламывания рук, или других жестов отчаяния. Все ближайшие действия у неё чётко спланированы. Ещё немного и они с Артёмом вновь отправятся в Воронежскую клинику. С некоторых пор он стал там постоянным «клиентам»: приезжает дважды в год — весной и осенью.

Воронежская клиника «Альтернатива плюс»

Она стала спасением для Волобуевых: один курс реабилитации там стоит 250 тысяч рублей. Для сравнения: в питерском Институте мозга, в питерской клинике МЧС  им. Никифорова и в клинике им. Поленова — 1 млн 200 тыс. рублей. К тому же дорогостоящее лечение в северной столице, оплаченное собранными всем миром средствами, оказалось безрезультатным. А воронежские доктора обнадёжили уже самим согласием взять парня к себе: таких пациентов, как Артём, они ведут совместно со специалистами института им. Бехтерева и принимают только тогда, когда есть надежда на положительный результат.

Методика — «транстимпанальная химическая вестибулярная дерецепция» — разработана профессором нейрохирургии А. Г. Нарышкиным: глубоко внутрь уха через иглу вводят препараты для стимуляции деятельности мозга.

Прекрасно воспринимает Артём и сеансы так называемой сухой иммерсии: погружение в ванну с сухим наполнителем. Такие процедуры доступны сейчас только в нескольких столичных клиниках и в Воронеже.

И каждый раз специалисты клиники находят для своего постоянного пациента всё новые и новые варианты лечения. Светлана и боится таких экспериментов (они нередко сопровождаются повышением температуры у Артёма до 41-42-х градусов, лихорадкой, другими побочными действиями), но и ждёт их — они реально могут дать толчок к выздоровлению. Кстати, одним чудом Артём уже поразил врачей: костные участки, удалённые когда-то в ходе трепанации черепа, вдруг восстановились у парня сами собой. Вот что значит молодой организм!

Артём меняется

Эти перемены мне показались разительными. Где тот отсутствующий взгляд, где безвольно опущенные руки, неподвижное тело? Парень встретил меня сидящим в кресле, он увлечённо смотрел телевизор.

— Любит российские мультики, фильмы про боевые действия. Такое ощущение, что он тоже воюет вместе с героями, устремляется телом вперёд, издаёт какие-то звуки, восклицания. То есть мы уже умеем выражать самые разные эмоции, — рассказывает Светлана.

И как бы в подтверждение её слов Артём начинает заразительно смеяться над приключениями мультяшных персонажей. Выяснилось, что уже после двух курсов лечения в воронежской клинике он стал узнавать родных. Врачи такое состояние называют «переходом в малое сознание». Улыбкой реагирует Артём и на известие о приезде со своей семьёй из Челябинска старшего брата Ромы. А когда наступает пора их отъезда, он впадает в откровенное уныние.

Случилось однажды Светлане отлучиться на пару дней — съездила с оказией старенькую маму навестить, так по возвращении сына не узнала. Сидит бука букой. Даже не смотрит в её сторону, «не разговаривает», отворачивает голову. Ласковые уговоры не помогали, тогда в ход пошли строгие нотации: что за эгоизм такой, чего ж теперь, мне и с материю нельзя пообщаться? Да и разве плохо тебе было с Ромой?! Видать, что-то дошло до парня, начал, наконец, улыбаться.

Они научились жить вдвоём

Отмечаю про себя, что Светлана говорит с сыном как со здоровым: делится новостями, воспитывает (чего, мол, голову опускаешь, держи ровно), приглашает к участию в нашей беседе (всё верно рассказываю, Тема?) и т. д. А Тёма нет-нет, да и начнёт ёрзать на кресле, явно в поисках более удобного положения тела.

— У меня теперь не лежачий больной, а двигательный, — гордо сообщает Светлана. — Хотя, если честно, сейчас только успевай следить, того и гляди сползёт с кресла. Поэтому стараюсь зафиксировать его как можно надёжнее.

После похорон мужа она боялась оставить сына одного больше, чем на 10 минут. Но постепенно наращивала временные отрезки: полчаса, два часа… Теперь Артём способен обходиться без мамы (но под присмотром других людей) по четыре часа и больше. Ведь работу (хоть и не на полную ставку) никто не отменял, и на походы в магазины время требуется, и на огород.

— Вас ещё и на огород хватает? — поражаюсь я, ещё не успев оправиться от удивления по поводу полнейшего порядка в доме. Ведь не трудно догадаться, что постоянный уход за таким больным, как Артём требует немало сил и времени.

— Да, это моя отдушина. Морковка, картошка, свёкла — подспорье в хозяйстве, а цветы — для души. Развожу их с удовольствием. Везу рассаду, кустарники, семена из Воронежа. Друзья старшего сына тоже поражаются, мол, как твоя мама справляется со всем этим багажом. Ведь с собой в клинику приходится брать два одеяла, подушки, памперсы, пелёнки, постельное бельё, кастрюльки, мультиварку и многое другое. Без всего этого там никак. Набирается чуть не 10 сумок. Но всё равно на обратном пути место для «дачной радости» находится. Спасибо друзьям Ромы: они меня и провожают в такие поездки, и встречают из них, причём, независимо от того, день это или ночь. Я им очень благодарна.

Незадолго до аварии. Вся семья в сборе (слева направо) папа Роберт, сноха Елена, старший сын Рома, мама Светлана и младший — Артем.

О благодарности

С этим чувством Светлана живёт. За малейшую помощь готова говорить «спасибо» добрым людям. Без их участия трудно осилить расходы на лечение. А продолжать его просто необходимо, пусть не гигантскими скачками, а по чуть-чуть, но Артём восстанавливается. Значит, всё не зря.

— Одно время в некоторых магазинах я видела такие коробочки для сбора средств на лечение Артёма. Они хоть в какой-то степени помогают?

— С этим всё печально. Находятся люди, которые думают, что им эти деньги нужнее и просто уносят с собой эти коробочки. Так было в магазинах «Радуга», «Трёхгорный», «Новый», некоторых других. Сейчас коробочки стоят в «Джеме», «Метелице», в «Трехгорном», в Д/К « Икар». Они прикреплены теперь каким-то образом к прилавку. Мы всякой малости рады. Всё равно ведь подспорье. Хочу заверить, что эти деньги до нас доходят, никуда не пропадают. В своё время город проводил благотворительный концерт с этой целью, находил возможность выделять определённые суммы. А на днях общество инвалидов выделило нам кровать с электроприводом, с ней нам будет жить гораздо удобней. Всем, кто помогает, желаю от души здоровья и благополучия.

Каким он был?

На этот мой вопрос Светлана откликается живо. Вспоминать прежние благополучные времена ей приятно. Вынашивала она своего второго сына тяжело: все 9 месяцев пролежала на сохранении. На свет появился он точно в день рождения папы — 11 декабря. Так и получилось, что все в их семье декабрьские: через пять дней от папиного — день рождения у Ромы, ещё через пять — у мамы-Светы.

Артём с ранних лет поражал всех предприимчивостью. Уже в 8 лет взялся помогать по дому маминой подруге. Всё по-взрослому: на договорных началах, за зарплату. В 11 лет снова нашёл себе «официальную» работу — помогал в организации аттракциона (катание на детских машинках). Однажды родители задумались, а не заменить ли им старенький «Москвич»? Поговорили и забыли. Но через пару часов явился сосед с 5 этажа: «Вы что, машину продаёте?». Удивлению Волобуевых не было предела: они — на третьем этаже, неужели такая отличная слышимость в доме? Оказалось, что это Артём оперативно провёл среди соседей рекламную акцию.

Позднее он стал проводить летние каникулы в трудовых отрядах, потом устроился в ДК «Икар» рабочим сцены. Одним словом, не сидел на шее у родителей, сам зарабатывал на карманные расходы. Парень хорошо учился, был сторонником здорового образа жизни и вместе с друзьями организовал движение «Русские пробежки», к которому примкнуло сотни полторы молодых ребят. Девизом стали слова: «Не пить, не курить, наркоманами не быть!».

Артём всегда интересовался историей родного Отечества, однажды попал из-за этого в неприятную ситуацию. Активисты движения тогда сами сшили чёрно-жёлто-белый флаг Российской империи, и вышли с ним на площадь 4 ноября в знак уважения к историческим корням своей страны. Однако кто-то принял этот флаг за немецкий и сообщил в милицию. Потом, конечно, разобрались, но нервы родителям потрепали изрядно.

— Свою жизнь сын расписал на много лет вперёд, — вздыхает Светлана. — А этого, наверное, нельзя делать. Он был уверен, что станет военным и обязательно будет служить в  ВДВ. Это в нашей семье потомственное. Не случись беды, Артём многого бы добился…

Вместо эпилога

Я слушаю Светлану, а рядом сидящий Чупа то и дело дотрагивается до меня лапкой. Поняла, поняла, Чупа. Глажу кота под его довольное мурлыканье. И вдруг обнаруживаю, что за этой картиной пристально наблюдает Артём. Нечаянно встретившись со мной взглядом, он торопливо отводит глаза, будто застигнутый за чем-то неловким. Вспомнились слова его мамы: «Сын в своё время в шутку говорил друзьям, чтоб руки помыли, прежде чем брать его кота». Похоже, ревнует Артём кота, хоть и не желает себя выдать. Ну, как не порадоваться такому прогрессу?

И ведь в наших силах ему поспособствовать, дать молодому парню возможность пройти очередной курс реабилитации, оказав ему посильную материальную помощь.

Перечислить средства можно на карту Сбербанка 63900272 9020 186836.

Автор Татьяна Лебедева

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *