О, великий русский язык!
12:47
16 октября 2017

О, великий русский язык!

О, великий русский язык!

Он так могуч и прекрасен, но так беззащитен под напором всякого рода уродливых иностранных заимствований.

Давно собиралась высказаться по этому поводу на страницах газеты (что, кстати, не возбраняется сделать и вам, уважаемый читатель). Но тут на мою страничку в соцсети присылают прекрасную статью. Прочитала и подумала: я лучше точно не напишу! Тем более что мои мысли один в один совпадают с авторскими, — пишет журналист газеты “Спектр” Татьяна Лебедева.

Итак, печатаем с небольшими сокращениями.

 

Пару месяцев назад я почувствовал себя идиотом. Которому не статьи писать, а улицу подметать. Меня вербовали в один московский медиа-холдинг в качестве обозревателя нового журнала. И после беседы с директором милая 20-летняя девушка из кадровой службы вручила мне лист бумаги: «Это ваш жоб-оффер».

— Что это за зверь такой – жоб-оффер?

— Не знаете, что это? — поползли вверх бровки девушки. — А как вы вообще собираетесь работать у нас с таким уровнем развития?

Идите вы в жоб-оффер

Парировать было нечем. На её стороне — сокровенное знание этого загадочного понятия, а на моей — только 20 лет работы в журналистике и докторская диссертация. И я ушёл, палимый солнцем и стыдом.

Позже выяснилось, что жоб-оффер — это предложение о работе. Это мне разъяснил старый однокашник из числа нового поколения менеджеров. Он показывал мне отремонтированную с иголочки квартиру: «Тут у меня музыкальный центр, тут диван, тут СВЧ-печь, а там будет стоять рефрижератор». «Чего там будет стоять?» — удивился я, полагая, что целый грузовик в обычную московскую квартиру не влезет. И евроремонт не поможет. — «Рефрижератор», — объяснил бывший сокурсник покровительственно. — «Холодильник, что ли?» — наконец дошло до меня. — «Ну да, раньше было такое слово».

Я подошел к Владу и положил руку ему на плечо. «Послушай, старина, — начал я проникновенным тоном. — Я смирился с тем, что ты работаешь чиф-файншнл-офи… в общем, кем-то работаешь. Смирился, что ты занимаешься то ли подготовкой бренчей, то ли анализом трендов. Смирился, что ты теперь ходишь исключительно на «бизнес-ленч» и как людоед жрёшь там что-то сырое под названием «сашими». Я даже готов терпеть, что в твоём доме невозможно смазать сосиску обыкновенной горчицей, а вместо этого ты подсовываешь зелёный пластилин под именем «васаби». Но «рефрижератор» вместо холодильника…»

16451_3640605_00MzgwLWJ

И вырвал грешный мой язык?

— Может, русскому языку и правда пора на свалку истории? Ну подумаешь, Пушкин, Толстой… Ну подумаешь, бабушки и дедушки поймут своих внуков только с переводчиком… Зато все получим по жоб-офферу и начнём «арбайтен» по западным стандартам.

Как невинно сейчас выглядит то, что лет двадцать назад называли «иностранщиной». Тогда вместо мышления мы вдруг получили «менталитет», оригинальность и качество стали называть «эксклюзивом», а образ — «имиджем». Даже появление «франчайзинга» и его старшего брата «мерчендайзинга» теперь вспоминается с умилением. Выяснилось, что всё это было детским лепетом на фоне могучего сашими… — тьфу! — цунами заимствований, которое превращает сегодняшнее общение русских профессионалов в обезьяний цирк.

Без «хэви-контента» никак

Недавно у меня в одной из редакций поинтересовались, в чём заключается «хэви-контент» моей статьи. «Не знаю, — обескуражено ответил я. — Вот идея вроде есть, стиль тоже, говорят, присутствует. Вот цифры, вот факты, вот комментарии… А «хэви-контента»… боюсь, что нету совсем… А что, сильно скажется на гонораре?». Оказалось, сильно: без «хэви-контента» никак. И это у них все рерайтеры и копирайтеры знают. С этой редакцией мы тоже расстались. Потому как я объяснил, что отношусь к тому поколению, которое появилось на свет немного раньше пейджеров и Виндус 98. Мол, «рерайтеров» мы ещё в 17-м году «контентом» по «ньюс-руму» гоняли.

А десять лет назад в одной конторе, ознакомившись с моей биографией, сообщили, что по своим данным я идеально подхожу на место аккаунт-директора. «Идеально — это правильно, это прям про меня, — радостно согласился я. — И директором быть мне импонирует. Только для начала объясните мне, что такое аккаунт?». Ныне я знаю, что такое «аккаунт». Знаю и много других слов. Но хоть убей — не понимаю: какого контента надо повально заменять русские слова англицизмами?

Почему «кадровика» надо обзывать «ханд-хантером»? Он от этого умнее становится? Или работает эффективнее? Зачем вместо премии выплачивать «бонус»? Он больше, чем премия? Если больше, то я согласный…. Не больше? А чего тогда?.. А почему «тенденция» теперь называется «трендом»? А марка — «брендом»? Который, к тому же, пол-России пишет через «э» — брэнд.

Ещё одно словечко вошло в обиход — «на аутсорсинге». Красиво! По-русски — на подряде. У меня, например, сантехник работает на подряде, когда в унитазе га… контент застревает. Но я боюсь, что если он начнёт ко мне «на аутсорсинге» ходить, то бутылкой я не обойдусь. Впрочем, уже. Недавно унитаз хотел починить. Звонок. Открываю дверь и упираюсь взглядом в лакированные ботинки. А над ботинками интеллигентное такое лицо без привычной синевы. «Специалиста по фаянсу вызывали?» — поинтересовался владелец лица с ботинками. «Чегой-то?» — слегка опешил я. «Вы унитаз меняете?» — поморщившись от непонятливости клиента, холодно осведомился сантехник. — «Я, да… а… это… где дядя Коля?» — «На пенсию вышел», — ботинки проследовали в мой сорти… простите, «дефикат-рум». «Ну, всё! — понял я. — Это мне дорого обойдётся». И точно — выложил за установку в два раза больше стоимости самого унитаза. Хотя так и не понял, чем работа «специалиста по фаянсу» отличается от дяди-колиной.

elena-schelkun-bukvari-7

Словесный апгрейд

Оказалось, что отличается. Ибо «как вы яхту назовёте, так она и поплывёт». Например, предлагает вам некое учреждение провести однодневное обучение сотрудников. Много за это дадите? Вряд ли. А если назвать это «коач-сейшн»? Ага! «Коач-сейшн» — это вам не баран чихнул, тут уж, понятное дело, придётся раскошеливаться. А ещё можно покормить обучаемых. Накладно? Можно плеснуть кофе с сушками и обозвать это «брейк-кофе» — тогда обычное скупердяйство выглядит стильно и современно.

И за «апгрейд» можно взять гораздо больше, чем за обычную переустановку комплектующих. И «девелопер» выглядит куда почётнее (пардон — эксклюзивнее), чем «застройщик». Потому как застройщики, шельмы, на Руси спокон веку приворовывали. А девелоперы — они инвестируют. Совсем другой колер.

Что мы имеем в сухом остатке? Погоня за иностранщиной постепенно теряет всякий смысл и превращается в самоцель. А от специалистов часто требуется не подлинное знание своего дела, а владение заморским сленгом. Главное — глянец на фаянс навести.

Зато заимствования предоставляют широчайший простор для маскировки собственной несерьёзности и несостоятельности. Например, российские банки, наперегонки раздающие кредиты по ростовщическим ставкам, озаботились дилеммой — то ли больше клиентов охомутать, то ли проверять кредитоспособность заёмщиков. И придумали экспресс-проверку под названием «скоринг». Но в отрыве от многолетней европейской практики, выглядит этот самый «скоринг» просто. В былые времена его можно было понаблюдать на любом вокзале под именем — «напёрстки». Автор как-то проверил этот самый «скоринг» на себе. В крупном торговом центре с интервалом в пять минут я подал заявки на одинаковый кредит в два отделения одного и того же банка. По прошествии 20 минут в одном отделении мне сообщили, что «к сожалению, в кредите вам отказано», а в другом — тут же выписали искомую сумму. В обоих случаях у клерков были очень важные лица. Оно и понятно: «скоринг» — дело серьёзное.

Банки вообще большие новаторы в деле усовершенствования нашего убогого языка. Чего стоит словосочетание «визуальный андеррайтинг». Вам страшно? Мне — нет. Потому как это значит, что 20-летнего клерка обучили «на глазок» определять кредитоспособность заёмщиков. Мол, если дядя пришёл с грязью под ногтями, в порванной тельняшке и с татуировкой «Здесь был Вася» на левой ягодице — это «не наш клиент». И вообще, не девелопер он никакой: наврал, подлец, в анкете.

Каждый пишет, как он слышит

Полтора года назад мне пришлось по работе отправиться на Чернобыльскую АЭС. На одном из участков дороги зажато строение с надписью «Duty free». «Зону» пересекает украинско-белорусская граница и на этом участке воздвигли магазин бесплошлинной торговли. Мол, всё как положено в «большом мире». Только неясно, что выглядит большей мутацией.

Вот здесь и таится опасность. Любой психолог скажет: сломанный язык приводит к сломанному восприятию мира. К сломанному менталитету, наконец, да простит меня Даль.

Недавно у семейной пары моих друзей — очень современных — случился кризис. Она работает в «бэк-офисе», он сидит в «ньюс-руме». Она занимается «клирингом», а он «дизайном&вёрсткой». И вот в семье — кризис&скандалы. Маячит развод и девичья фамилия. И ушли мои друзья в «поиски себя».

«Жена считает, что нам надо перестроить наш «лайф-стайл», — рассказал мне Андрей. — Она ходит на комьюникатив-тренинги, и мы занимаемся ментальным сексом».

«Чего вы делаете?» — переспросил я. — «А чему ты смеёшься?» — «Да просто… ты никогда не думал, как словосочетание «ментальный секс» переводится на русский?».

Думал он примерно с минуту. «Так это что ж… получается… что мы заняты мозго.…вом?»

«Вот именно, Андрюш. А заодно этим занята та самая комьюникатив-коач-тренинг-фирмёшка, которой твоя жена каждый месяц отдаёт триста долларов. Так что отбери у неё деньги, купи на них цветов и хорошего вина, подкарауль вечером дома и попробуй отделить слово «ментальный» от слова «секс». Совет подействовал. Уж больно сильное впечатление на моего друга произвёл перевод «ментального секса».

motivator-56051

Кто я? Где я?

Забавно, что апологеты «русскости» и «советскости», когда-то рьяно бичевавшие «поклонников Запада», во многом оказались правы. «Сегодня он танцует джаз, а завтра родину продаст». Мы думали, что это смешно, а выяснилось, что в России это вполне реально. И есть куча людей, готовых соглашаться и даже присоединиться к убийству родного языка.

Высокие слова? Да, это нынче — вне «трендов». Но почему-то хочется почитать на досуге именно «Дом с мезонином». Потому как боюсь, что в варианте «Коттедж с пентхаузом» мы что-то потеряем. Что-то важное и нужное. Потому что есть опасность оказаться не только сырьевым, но и «ментальным» придатком Запада.

…Очень не хочется показаться ретроградом. Понятно, что язык — дело живое, и ему приходится меняться и впитывать в себя новое. И автор вовсе не призывает вместо «алло» говорить в телефон: «Внимаю». Но… Есть смысл всё же хоть иногда задаваться простым трудом — перевести на русский. Чтобы случайно не потратить жизнь на… ментальный секс.

Ян Арт, обозреватель журналов «Профиль» и «BusinessWeek Россия»

Фото: moskou.dynu.com, gp.by, motivators.ru, surfingbird.ru

 

 

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.